"Владимир Милов, политик, замминистра энергетики в 2002 г. : Реформы Гайдара

28.01.2010 | 12:30

Какую же все-таки мерзость написали Попов и Лужков о Гайдаре.
Вообще, конечно, давно пора активнее восстанавливать объективную картину происходившего в стране в 1991-1992 годах, оценивать истинный вклад Егора Гайдара в развитие нашей страны. Пока что в информационном поле доминирует очернительная аналитика, и очень мало подлинных фактов, позволяющих объективно оценить реалии того времени. Благодатная почва для клеветнических статеек, подобных опусу Попова и Лужкова.

Давайте просто по фактам пройдемся.
Ну вот, например, о пресловутой либерализации цен. Многие сейчас удивленно поднимают брови, слыша это, но на самом деле форсированная либерализация цен была первым пунктом озвученных Ельциным 28 октября 1991 года на V Съезде народных депутатов РСФСР основных принципов радикальной экономической реформы, одобренных Съездом – внимание! – 876 (!) голосами за, при этом лишь 16 депутатов проголосовали против. Об альтернативных предложениях не было и речи.

(По поводу вышеприведенного утверждения автора см. комментарий Н.А.Чуканова - t-r)


И все это – более чем за неделю до назначения в правительство Гайдара и его команды (эти назначения состоялись 6 ноября).
Либерализация цен на тот момент была консенсусом всех политических сил, что бы кто сейчас ни говорил.

Почему все депутаты, включая коммунистов, практически единогласно голосовали в октябре 1991 года за либерализацию цен?
Потому что она на тот момент была безальтернативным выходом из «ножниц» между оптовыми и розничными ценами, в которые страну завели безответственные действия союзных властей – повышавших оптовые цены, но сдерживавших розничные. С 1 января 1991 года указом Горбачева оптовые цены были повышены более чем на 50%, при этом розничные цены сохранены фиксированными – это требовало дотаций из госбюджета, в результате чего дефицит бюджета нарастал. В 1991 году дефицит российского бюджета и той части союзного бюджета, которая приходилась на РСФСР, составил 32% ВВП России. Дефицит покрывали кредитами Госбанка – печатанием денег. В результате мы имели бесконтрольный рост денежной эмиссии и скрытую гиперинфляцию (так называемую «подавленную инфляцию»), огромный неудовлетворенный спрос, отсутствие товаров в магазинах.

Именно это, кстати, уничтожило основную часть сбережений населения, ответственность за которую пытаются целиком повесить на правительство Гайдара: основные потери вкладчиков пришлись на 1991 год, когда цены выросли на 150% (прежде всего после повышения Горбачевым розничных цен со 2 апреля 1991 г.), а покупательная способность сбережений упала в 1991 г. на 60% (еще до Гайдара!).
Сбербанк уже к началу 1992 года был банкротом, выдав все привлеченные средства Госбанку СССР, который, в свою очередь, кредитовал дефицитный союзный бюджет.

Власть потеряла контроль над денежным обращением, товаров в магазинах не было, занимать деньги дальше было некуда – к концу 1991 г. внутренний госдолг составил около триллиона рублей, внешний долг – 47 млрд. инвалютных рублей.

После этого либерализация розничных цен была просто предопределена – с Гайдаром или без, кто бы что сейчас ни говорил.
Такой нарыв можно было только вскрывать. Сейчас идет какой-то детский лепет про «постепенное» повышение цен, но любая постепенность обернулась бы дальнейшей денежной эмиссией для субсидирования сдерживаемых цен, и еще более сильной гиперинфляцией в последующем.

Собственно, будущий шок предсказал еще более чем за год до либерализации цен Григорий Явлинский: 16 октября 1990 года в письме к депутатам Верховного совета РСФСР он писал, что «нельзя больше обещать людям стабильных цен на сегодняшнем уровне, нельзя обещать поддержания сложившегося уровня жизни», а «вход в рынок будет не через стабилизацию, а через усиливающуюся инфляцию».
Прав оказался тогда Явлинский, так и получилось.

Говорят, были в момент прихода Гайдара в правительство какие-то альтернативы.
Да, были. Вот такие, например: почитайте вот текст постановления Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР, одним из руководителей которого в конце 1991 года был Лужков, от 31.08.1991 г. «О неотложных мерах по обеспечению населения продовольствием». Пункт 4 этого постановления говорит о фактическом введении в стране натуральной продразверстки, экспроприации зерна у собственников. «Другое решение» проблемы дефицита.

Вот говорят: разговоры о том, что Гайдар предотвратил гражданскую войну, – якобы преувеличение.
Да никакого преувеличения. Встань во главе правительства Силаев и Лужков с их идеями продразверстки – вот и получилась бы самая настоящая гражданская война.

Правительство Гайдара, между прочим, всего за полтора месяца своей работы умудрилось воссоздать из пепла налогово-бюджетную систему, про которую в тот момент с полным правом можно было сказать «она утонула».
Ключевым бюджетообразующим налогом, введенным в СССР с 1 января 1991 г. в соответствии с Законом СССР «О налогах с предприятий, объединений и организаций», был налог с оборота, фактически зависевший от разницы между оптовыми и розничными ценами. Упомянутые выше «ножницы» – рост оптовых цен при сдерживании розничных – уничтожили сборы по налогу с оборота, который составлял около трети доходов бюджета.

Вместо рухнувшей советской налоговой системы правительство Гайдара фактически с нуля ввело новую.
Были в кратчайшие сроки – за месяц – разработаны и приняты закон №2118-I от 27.12.1991 г. «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», законы о налоге на прибыль, НДС, акцизах. Эти законы действовали все 1990-е, до принятия Налогового кодекса.

Так буквально за считанные дни были созданы основы новой налоговой системы, которая существует и в наши дни.
Это позволило спасти бюджет страны и избежать бюджетного коллапса, казавшегося в 1992 году неминуемым. Сегодня Гайдара критикуют за мягкую бюджетную политику, бюджетный дефицит, НДС в 28%, который был введен с января 1992 года (первоначально Гайдар предлагал вообще установить НДС в 33%). Все это серьезно осложнило экономическую ситуацию в 1992-м.
Однако Гайдар, надо полагать, принял крайне тяжелое для себя решение – не идти на чересчур радикальное сокращение бюджетных расходов, сохраняя важные для стабильности государства статьи бюджета. Возможно, он был в этом неправ. Однако можно и понять его, и оценить этот мужественный шаг.

Гайдар в кратчайшие сроки сумел соорудить основы нового государства в момент, когда все союзные структуры в одночасье рухнули, и государства на нашей земле фактически не было.
Он сделал это за считанные недели. На месте полностью разрушенного, отсутствующего государства отстроил нам новое. Ничего себе так результат?

А что Попов и Лужков?
Да что тут сказать. Попов позорно бежал с поста мэра Москвы всего через год после своего избрания – лично я в 1991 году голосовал за него, и меня как избирателя он трусливо предал. Теперь Попов пишет книжки, восхваляющие национал-предателя Власова («Вызываю дух генерала Власова»), который, попав в плен к нацистам, занимался тем, что не жалея себя, мужественно просиживал штаны на совещаниях с руководством третьего рейха. Предлагает «изъять из-под национальной компетенции и передать под международный контроль» российское ядерное оружие. И этот человек упрекает Егора Гайдара в «отсутствии державного мышления»!

Лужков?
Ну, что Лужков. Лужков отстоял право проводить в Москве приватизацию особым образом – не так, как «грабительские» Гайдар и Чубайс. В результате значительная часть приватизированного московского стройкомплекса, а также производство полипропиленов на Московском нефтеперерабатывающем заводе, оказались под контролем его жены, Батуриной. Читайте Немцова, одним словом.

И вот несколько конкретных моментов из их статьи.

1. «Репортаж с совещания у Гайдара», где он якобы «усмехался» в ответ на сообщения о «массовых голодных смертях», вызывает желание покрутить пальцем у виска.
Достаточно посмотреть официальную статистику – что, в 1992 году было зафиксировано какое-то заметное число смертей от истощения? Нет, не было. Рост смертности от убийств, алкогольных отравлений – да, был. От голода – нет.

Что касается данных, то вот например на сайте Росстата www.gks.ru, в разделе «Население/ Уровень жизни/ Доходы, расходы и условия проживания домашних хозяйств/ Потребление продуктов питания в домашних хозяйствах» можно найти данные о средней суточной калорийности потребленных продуктов питания в среднем на члена домохозяйства в целом по России.
В 1992 году она снизилась до 2438 килокалорий, или примерно на 3% - практически на столько же, на сколько снижалась в 1989-1991 годах. 2438 килокалории в сутки в среднем на одного россиянина – это уровень, например, 2003-2004 гг. Это голодом называется?..

Раз мы уж о голоде заговорили, так давайте тогда вспомним голодные 1990-1991 годы, когда на дворе вовсю бушевал развитой социализм с «человеческим лицом».

Ну а что касается «авторских свидетельств» якобы «усмешек» Гайдара по поводу известий о «гибели людей от голода», то я знаю многих людей, близко знакомых с Гайдаром, и ни от кого подобных свидетельств не слышал – кроме Попова и Лужкова.

2. «Гайдара усиленно навязывали Ельцину США».
А можно доказательства в студию? Точно так же как и про, что «России нужно всего 45 млн. человек, остальное лишнее» и про то, что Гайдар «считал ВПК обузой», хотел сделать Россию какой-то там «тишландией». Можно попросить ссылки, источники, цитаты?..

Из таких вот штампов лепится насквозь лживый, абсолютно далекий от действительности образ Гайдара.
Вот иллюстрация к «разваленному ВПК»: Россия давно уже вышла на второе место в мире по поставкам вооружений на мировой рынок, в прошлом году их экспорт составил 8,5 млрд. долларов при общем портфеле заказов в 40 млрд. долларов (по данным главы Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Михаила Дмитриева). Это к словам Попова и Лужкова о том, что ВПК «в ходе шока можно разрушить, но рыночным он никогда не станет». Бред, да и только.

Над словами о том, что добыча нефти и газа относятся, по Попову и Лужкову, к «отраслям, сугубо к рынку не пригодным», долго смеялся.
Напомню, что в большинстве цивилизованных стран именно эти отрасли находятся в частных руках с момента создания, а приватизация нефтяной промышленности России привела к устойчивому росту нефтедобычи в стране (в отличие от добычи газа, над которой трудится государственный «Газпром»).

Посмешило тоже про то, что «реформы Гайдара усугубили сырьевую зависимость России».
Напомню только, что по данным НИИ комплексных топливно-энергетических проблем (ВНИИКТЭП) при Госплане СССР, в 1984 году доля выручки от продажи топливно-энергетических ресурсов в валютных поступлениях страны составляла 55%, и именно последующее падение доходов от экспорта нефти и газа сделало СССР банкротом.

3. Про «неолиберальный монетаризм» Гайдара и «отказы» дать денег на «строительство школ и детсадов».
Выше я уже писал о том, как Гайдар ценой репутации своего правительства не давал чрезмерно урезать бюджетные расходы и ради этого закрывал глаза на дефицит бюджета, за что подвергается жесткой критике как раз со стороны экономических ультралибералов-монетаристов. Ничего себе «монетаризм»...

4. Про Беловежские соглашения.
Сто раз уже говорилось об этом. После августовского путча подавляющее большинство бывших советских республик немедленно объявили о независимости, страхуясь от новых попыток создать ГКЧП: к ноябрю 1991 года 12 из 15-ти бывших советских республик (кроме РСФСР, Белоруссии и Казахстана) уже объявили о государственной независимости. В сентябре 1991 года Госсовет СССР признал независимость трех прибалтийских республик. 1 декабря 1991 года, за день до подписания беловежских соглашений, на Украине прошел референдум о независимости, где более 90% граждан проголосовали за одобрение декларации о независимости Украины, принятой 24.08.1991 г. К этому моменту СССР де-факто просто умер.

Беловежские соглашения были ратифицированы голосами 188 членов Верховного совета РСФСР 12 декабря 1991 года (при 6 против и 7 воздержавшихся), среди голосовавших «за» было немало людей, позже обрушивавшихся с нападками на Ельцина за «развал СССР».
Спрашивается: при чем тут Гайдар?

5. Про ваучеры.
Мы вместе с моими родителями на наши 3 ваучера в начале 1990-х приобрели акции российских компаний, которые в прошлом году были проданы за 3 миллиона рублей. «Ограбленным» в этом плане себя не чувствую.

При этом ваучерная приватизация, если Попов и Лужков забыли, в основном происходила уже после ухода Гайдара из правительства.
Отношение Гайдара к залоговым аукционам, насколько мне известно, было негативным, я уверен, если бы он влиял на ситуацию, то настоял бы, чтобы акции крупных нефтедобывающих и других промышленных компаний не продавались бы на залоговых аукционах.

Что касается «особой народной приватизации по Лужкову» с раздачей акций трудовым коллективам, то чем она закончилась, мы знаем – миллиардным состоянием его жены.

6. Про «оказались отброшены на 35 лет назад» и «провал в четыре раза потенциала экономического состояния».
Что такое «потенциал экономического состояния», понять из статьи профессоров Попова и Лужкова невозможно, а про «35 лет назад» и вовсе непонятно. 35 лет назад – это какой год? 1975-й? 1957-й (если считать от 1992-го)? Что за бред?

Что, 35 лет назад была возможность свободно покупать любые товары, свободно ездить за границу, свободно перемещаться по своей стране?
Пользоваться интернетом, сотовой связью, смотреть спутниковое ТВ? Да 35 лет назад для того, чтобы сделать ксерокопию одной странички, надо было разрешение в КГБ получать. Что, каждый четвертый россиянин имел автомобиль, как сегодня? Можно понять, по какому показателю мы «отброшены на 35 лет»?

На самом деле именно реформы Гайдара в итоге обеспечили нашим гражданам то самое относительное потребительское благополучие, о котором люди мечтали в 1980-е – когда страна была измучена дефицитом, многочасовым стоянием в очередях, необходимостью ездить в Москву затовариваться элементарными продуктами питания.
Если кто забыл, к западному образу жизни в 1980-е люди стремились не потому, что глубоко разбирались в тонкостях сравнительного анализа общественно-политических систем.

А потому, что всю страну будоражили рассказы немногих бывавших на Западе о невиданных у нас (и обычных там) супермаркетах с огромным ассортиментом продуктов и почти эпическими «множественными сортами колбасы».
Советскому человеку в то время такие элементарные стандарты современного образа жизни были глубоко недоступны, это казалось сказкой, диковинкой. Я лично прекрасно помню и драки в очередях за продуктами в конце 1980-х, и пустые полки магазинов, и гнилую капусту, которую нас, школьников, заставляли расфасовывать на субботниках – больше расфасовывать было нечего.

Реформы Гайдара привели к тому, что теперь современные супермаркеты с большим выбором продуктов по вполне доступным ценам – обычное дело даже в небольших провинциальных городках.
Я не говорю уже о мобильной связи, интернете, возможности купить современную удобную мебель, бытовую технику, или сделать в квартире приличный ремонт. Это все появилось бы и без Гайдара? Что-то вот смотрю я на верную социалистическим идеалам Кубу, где не было никакого Гайдара, и не вижу всего этого – вижу, что вот там люди действительно живут как 50 лет назад.

7. Ну и, наконец, про «альтернативу», предлагаемую Поповым и Лужковым.
Вообще-то им неплохо бы вспомнить собственную деятельность того времени – мы, москвичи, хорошо помним, с каким рвением в 1990 г. Лужков вводил в Москве запрет на покупку товаров без предъявления паспорта с московской пропиской и «визитные карточки покупателя», в соответствии с постановлениями Моссовета, подписанными Поповым. Помним и лужковское творчество в Комитете по оперативному управлению народным хозяйством СССР (про продразверстку я уже выше писал).

Да и рассуждения про «социальную справедливость» из уст мэра Москвы, где социальная дифференциация чудовищна и в разы превышает среднероссийскую (доходы 10% самых богатых и 10% самых бедных москвичей отличаются в 42 раза!), смотрятся диковато.
Особенно если вспомнить про жену-миллиардершу, одного из явных бенефициаров «справедливой» московской приватизации.

Что же еще предлагают Попов и Лужков?
«Для миллионов русских, оставшихся за пределами России, можно было сразу же, в Беловежской Пуще, где был Гайдар, гарантировать двойное гражданство».
Вообще-то многие россияне, жившие за пределами РСФСР, получили российское гражданство, это известный факт.

«Для неимущих слоев общества ввести карточки, возможно, с бесплатным снабжением – пусть по минимальным нормам».
Опять карточки, понятно.

«Для имеющих сбережения продавать - по безналичным схемам – по 5-10-15 соток земли вблизи городов, отобрав землю у аграрных баронов. Этим смягчить замораживание сбережений».
Вообще-то, по данным Росрегистрации, в России до сих пор в частной собственности находится менее 8% земель. Непонятно, о каких «аграрных баронах» речь – вообще-то вся земля до сих пор у государства, и многие участки сдаются в аренду на 49 лет непонятно кому – как, например, в возглавляемой Лужковым Москве. Кстати, об аграрных баронах – надо господину Лужкову напоминать, как его супруга в начале 2000-х приобрела до 140 тысяч гектаров высококачественных черноземных земель в Белгородской области, став тогда одним из крупнейших латифундистов страны, или сам вспомнит?

Конечно, если бы гражданам в качестве компенсации за утраченные сбережения предоставили в собственность земельные участки – это было бы отлично.
Это и «Солидарность» предлагала в своей программе еще 2 года назад. Только Попов и Лужков забывают напомнить, с каким остервенением коммунисты противодействовали в 1990-е введению института частной собственности на землю. Если бы ее удалось ввести – возможно, и из экономической ямы, в которую завел Россию крах СССР, удалось бы выбраться быстрее.

***

И вот из такой смеси бреда и откровенной лжи лепится антигайдаровская пропаганда, формирующая у непосвященных людей отрицательный имидж Гайдара и его реформ.
Наш долг – на эти бред и клевету отвечать.
"

Источник - сайт радиостанции "Эхо Москвы"